5 декабря - День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских захватчиков в битве под Москвой (1941 г.)

В грядущем 2015 году нас ожидает важная юбилейная дата. 9 мая - 70 лет Победы в Великой Отечественной войне! Хочется процитировать слова режиссера Н. Михалкова: «Великая Отечественная не просто дала нам возможность - ценой чудовищных жертв и лишений - сохраниться именно в качестве России. В сознании людей она разделила жизнь на «до» и «после». А поскольку сражалась вся страна, это обеспечило двадцать, даже тридцать лет национального единения. Все аукались войной. Представитель высшей власти легко мог найти общий язык с дворником или шофером, стоило только завести речь о том, кто на каком фронте был, кто где войну закончил...» (Михалков, Н. В поисках внутреннего стержня / Н. Михалков // Свой. - 2014. - № 11. - С. 2)

 Среди множества ярких и трагических страниц летописи Великой Отечественной есть одна особо значимая - сражение за Москву (30 сентября - 4 декабря 1941 г. шли оборонительные бои, 5 декабря 1941 г. - 20 апреля 1942 г. - контрнаступление). «Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда отвечаю: битва за Москву», - говорил маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Счастье победы под Москвой озаряло все последующие военные годы, дарило надежду и силы, хотя сколько еще кровопролитных боев, потерь и ужаса пришлось перенести советскому народу! «Мы беспощадный путь к Берлину открыли битвой за Москву», - написал в стихотворении «За Москву» поэт П. Шубин. Образно говоря, именно со стен Москвы, избавленной тогда от смертельной опасности, стал виден поверженный рейхстаг.

Русское военное чудо

В декабре 1940 г. Генштаб сухопутных войск Германии провел военно-штабную игру, где рассматривались варианты наступления на СССР. Руководил игрой генерал Ф. Паулюс, плененный потом советскими войсками под Сталинградом. Итоги игры легли в основу плана «Барбаросса» (в переводе с итальянского - «рыжая борода», как прозвали когда-то Фридриха I, императора Священной Римской империи). Суть плана: в быстротечной военной кампании (блицкриг) за несколько месяцев разгромить СССР. Подчеркивалось: захват Москвы означает «как в политическом, так и в экономическом отношении решающий успех». Казалось, методы «молниеносной войны», успешно примененные Германией в Польше, Норвегии, Франции, на Балканах, сработают и в СССР. В подтверждение тому уже к осени 1941 г. немцы окружили Ленинград и Киев, взяли Минск, подошли к Смоленску и Ельне. А к началу октября, когда немцы начали операцию «Тайфун» по взятию Москвы, были уничтожены две советские армии в районе Брянска и Вязьмы, взяты в плен более полумиллиона красноармейцев. Но вскоре стало ясно, что план блицкрига рушится. Немецкая пехота не поспевала за продвижением своих танков, а проблемы материально-технического снабжения встали куда острее, чем при оккупации европейских стран. Окруженные части Красной Армии стояли насмерть, что еще больше задерживало наступление.

А столица готовилась к обороне. Пресекая панику среди населения, Государственный Комитет Обороны 20 октября 1941 г. ввел осадное положение. Историко-культурные и промышленные объекты города были замаскированы. Тысячи москвичей ушли в регулярную армию и более 160 тысяч - в ополчение, женщины и подростки рыли противотанковые рвы. Работали предприятия. В Москве и пригороде действовали штабы и базы снабжения партизан и воинских частей особого назначения. Решение И. Сталина остаться в столице после того, как он отдал приказ начать эвакуацию учреждений, было воспринято с энтузиазмом. О тех днях, когда решалась судьба столицы, да и всей страны, потрясающе рассказано в поэме М. Алигер «Зоя», где мы видим буквально одушевленный образ Москвы:

Какой же была ты тогда? Оскорбленной?

Страдающей? Плачущей? Нет, не такою.

Ты за ночь одну на глазах возмужала.

Собралась, ремни подтянула потуже.

Как просто заводы в тайгу провожала

И между бойцами делила оружье.

Какою ты сделалась вдруг деловитой,

Рассчитаны, взвешены жесты и взгляды.

Всклокочены рельсы, и улицы взрыты,

И в переулках стоят баррикады...

 

7 ноября 1941 г., в очередную годовщину Октябрьской революции, в Москве на Красной площади состоялся традиционный парад войск. Хотя традиционным, учитывая сложившуюся ситуацию, назвать его невозможно. В тот час все имевшиеся поблизости силы ПВО обеспечивали хрупкую безопасность этого фантастического события в осажденном городе. Прямо с Красной площади войска уходили на передовую, пополняя армии полководца Г.К. Жукова - одного из главных организаторов «русского военного чуда», удивившего весь мир. Да и как было не удивиться «чуду» - разгрому немцев! Обескровленная Красная Армия к началу декабря 1941 г. словно восстала из мертвых и могла противостоять сильнейшей группе армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока. Когда с крыш домов пригорода фашистские вояки уже рассматривали столицу в бинокли, 5 декабря Красная Армия внезапно начала контрнаступление. Советские войска отбросили группу армий «Центр» на 100-250 км. Непосредственная угроза Москве миновала. Общее наступление нескольких советских фронтов шло до апреля 1942 г. Но надо учесть, что и позднее немецкое командование не оставляло мысли захватить Москву - эту духовную святыню русского народа, для которой готовилась страшная участь - полное уничтожение с лица земли.

В Московской битве советские войска впервые с начала Второй мировой войны нанесли крупное поражение фашисткой армии. Это произвело большое впечатление на наших западных союзников и во многом определило ход всей Второй мировой войны. Это был духовный перелом в войне, который показал силу патриотизма нашего народа.

«И врагу никогда не добиться, Чтоб склонилась твоя голова, Дорогая моя столица, Золотая моя Москва!..» (из гимна Москвы, сл. М. Лисянского, муз. И. Дунаевского): художественная литература о битве под Москвой

Подвигу защитников Москвы посвящены замечательные художественные произведения. Они рождались уже осенью 1941 г. Журналисты и писатели становились военными корреспондентами, бойцами ополчения и действующей армии. Потрясенные происходящим, они спешили запечатлеть события великой трагедии как очевидцы и участники. Их творчество служило главной цели - вдохновить народ на борьбу. В печати появлялись пронзительные очерки М. Шолохова и И. Эренбурга, А. Толстого и Б. Горбатова. Поэты - от Д. Бедного до Б. Пастернака - тоже не молчали. Стихи становились популярными песнями, а у одного стихотворения и вовсе необыкновенная судьба: десятилетия спустя, по решению правительства столицы от 5 июля 1995 г., оно получило статус официального гимна Москвы! Знаменитые стихи «Я по свету немало хаживал...» во многом автобиографичны для его автора - писателя-бойца М. Лисянского. Осенью 1941 г. 28-летний командир саперного взвода, младший лейтенант М. Лисянский в кузове попутного грузовика возвращался из госпиталя в свою воинскую часть, оборонявшую Москву. Проезжая столицу, поэт успел отнести свои новые стихи о Москве в редакцию журнала «Новый мир». Стихотворение быстро опубликовали, но автор, к своему изумлению, успел сначала услышать его как песню. Песня эта догоняла поэта на фронтовых дорогах и даже в поверженном Берлине. Жаль, что М. Лисянский не дожил двух лет до признания песни в качестве гимна столицы. Интересные воспоминания о битве под Москвой оставлены им в книге военной прозы «Мимоза Сан» (Лисянский, М. Мимоза Сан / М. Лисянский. - М.: Русская книга, 2002. - 448 с.) В 2006 г. мне, автору этих строк, повезло оказаться в гостях в Москве у вдовы М. Лисянского - А. Копорулиной-Лисянской, в знаменитом писательском доме на улице И. Черняховского у метро «Аэропорт». Квартира и маленький уютный рабочий кабинет словно хранили частицу души своего хозяина. Казалось, он просто ненадолго отлучился и скоро придет. Вдова Антонина Федоровна, будучи журналисткой, прошла с супругом всю войну. Она передала мне для нашей библиотеки книгу прозы М. Лисянского  «Провинциальные рассказы», сделав на ней дарственную надпись: «Псковской областной детско-юношеской библиотеке им. В.А. Каверина в память о поэте-фронтовике Марке Лисянском. Дружески А.Ф. Копорулина-Лисянская. Москва, 2006».

В фондах нашей библиотеки есть художественные книги о битве под Москвой. Назовем хотя бы некоторые:

Бек, А. Волоколамское шоссе: роман / А. Бек. - М.: Советская Россия, 1984. - 525 с.

В основе книги - известная история о том, как 16 ноября 1941 г. у разъезда Дубосеково на Волоколамском шоссе 28 бойцов из дивизии генерал-майора И. Панфилова ценой своей жизни уничтожили около 20 танков, рвавшихся к Москве. Через несколько дней погиб и комдив, получивший посмертно звание Героя Советского Союза.

И вот на неизвестном полустанке,

Не в сказочной легенде, наяву

Они сердцами подрывали танки

За сердце человечества - Москву,-

писал о панфиловцах поэт Д. Холендро. Обидно за этих и других известных героев Великой Отечественной, чей подвиг время от времени пытаются принизить, очернить. А. Бек хорошо знал, о чем писал в «Волоколамском шоссе». Роман, объединивший под общим названием 4 повести, родился в 1943-44 гг. во многом благодаря воспоминаниям главного героя - реального человека, Героя Советского Союза старшего лейтенанта Бауржана Момыш-Улы из Панфиловской дивизии. А сам автор был в ополчении под Москвой и Вязьмой, дошел до Берлина. Его книгой зачитывались в тылу и в часы затишья на фронте, она лежала в полевых сумках бойцов. В зарубежных странах о ней писали как о шедевре военной прозы.

Воробьев, К. Убиты под Москвой: повесть / К. Воробьев. - М.: Детская литература, 2013. - 284 с.

К. Воробьев из ряда тех фронтовых писателей, чьи книги названы «лейтенантской» или «другой» военной прозой. Эти авторы, как сказал А. Твардовский, «выше лейтенантов не поднимались и дальше командира полка не ходили» и «видели кровь и пот войны на своей гимнастерке». Такая литература, в противовес романтически-патетической, показывала войну не как место подвигов, а как трагедию. Повесть К. Воробьева, изданная в 1963 г., рассказывает о том, как рота кремлевских курсантов во главе с капитаном Рюминым оказалась в пекле битвы за Москву. Рота этого особого элитного подразделения погибла в заведомо неравном бою, а капитан Рюмин, мучаясь чувством вины за смерть неопытных пареньков, покончил с собой.

В повести «Крик», написанной в 1961 г., мы видим события осени 1941 г. глазами главного героя - младшего лейтенанта Сергея Воронова. Его только что назначили командиром взвода, занявшего оборону на окраине села под Волоколамском. Короткое затишье слегка отвлекает бойцов от тягостных мыслей, а Воронов даже успевает влюбиться в симпатичную Маринку. Дальше парней ждет бой, смерть, а некоторых, как Воронова, - плен. Правда, Сергею везет - его вскоре освобождают.

Драгунский, В. Он упал на траву: повесть / В. Драгунский. - М.: Самокат, 2013. - 160 с.

Эта книга - сюрприз для тех, кто знает писателя В. Драгунского лишь как автора детских рассказов о приключениях Дениски Кораблева и его друзей. Она автобиографична. В. Драгунский, подобно его герою, не попал на фронт по первому призыву, а ушел ополченцем. «Он упал на траву» - слова из песни, которую распевают новобранцы по дороге на фронт. Для них война - еще нечто абстрактное. В ополчение вступали не годные по здоровью для службы в армии юноши (например, главный герой хромает) и взрослые мужчины. Они рыли окопы, укрепляли тыл. Никто не ожидал, чем обернется эта вроде бы неопасная задача и насколько затянется сама война. Молодой театральный художник из Москвы и его друзья-ополченцы попадают в настоящий ад. Вместо рытья окопов они сражаются с нагрянувшим врагом саперными лопатками. Книга с большим послесловием адресована в первую очередь молодым читателям и будет для них в какой-то мере открытием. Она ярко рассказывает о первом периоде войны, объясняет малознакомые подросткам понятия «блицкриг», «котел», «эвакуация».

Михеенков, С. Примкнуть штыки!: роман / С. Михеенков. - М.: Вече, 2014. - 479 с.

С. Михеенков не относится к плеяде писателей-фронтовиков. Он родился спустя 10 лет после Победы, работал журналистом, учителем, сотрудником музея. Живет в подмосковной Тарусе. Он автор двух десятков книг прозы и документалистики, исследователь военной истории России. Можно сказать, что тема Великой Отечественной проходит красной нитью через все творчество С. Михеенкова. Его роман «Примкнуть штыки!» рассказывает о подвиге курсантов артиллерийского и пехотного военных училищ г. Подольска Московской области. В октябре 1941 г. они вместе с 43-й армией воевали за столицу. В романе - один из эпизодов этой обороны. 10 дней вчерашние мальчишки держали оборону, выигрывая время до подхода резервов. Закончились боеприпасы, в живых остались единицы. И когда немецкие цепи подошли на расстояние броска гранаты, прозвучал последний приказ: «Примкнуть штыки!» Ведь так на Руси всегда было принято: если враг одолевает и нельзя отступать, то русский солдат идет в штыки, врукопашную.

Еще один роман С. Михеенкова о подольских курсантах - «Поздний листопад» (Михеенков, С. Поздний листопад: роман / С. Михеенков // Москва. - 2008. - № 5. - С. 7-55.) Осенью 1941 г. под Москвой строились так называемые Ильинские рубежи. Красноармейцы получили приказ задержать врага, который стремился уничтожить возводимые укрепления. Главный персонаж романа - Воронцов, слушатель курсов младших командиров в Подольске. Его отзывают с курсов на защиту Ильинских рубежей. В романе много реальных лиц, о которых было мало что известно. Во многом благодаря исследовательской работе С. Михеенкова в Подольском архиве Минобороны РФ, эти люди хотя бы на страницах книги воскресли из небытия.

 Тему битвы под Москвой С. Михеенков продолжает в рассказе «Подольский курсант» (Михеенков, С. Подольский курсант: рассказ / С. Михеенков // Роман-газета. - 2008. - № 18. - С. 36-39.) Сюжет очень прост: районное начальство решило к Дню Победы развезти по деревням юбилейные медали для ветеранов, а старику Акимову медаль не досталась - о нем просто забыли, не включили в список. Близкие возмущены таким безобразным отношением к фронтовику, который к тому же был из числа знаменитых подольских курсантов. А скромный, не тщеславный старик Акимов особо не расстроился. Он считал, что и так награжден - удачно сложившейся жизнью, а вот его товарищи из подольского училища все полегли под Москвой.

Успенский, В. Зоя Космодемьянская: художественно-документальная повесть / В. Успенский. - М.: Молодая гвардия, 1989. - 52 с.

Страна узнала о подвиге этой девушки 27 января 1942 г. В тот день в газете «Правда» появился очерк военкора П. Лидова «Таня» с фотографией казненной в подмосковном селе Петрищево неизвестной девушки, которую называли партизанкой Таней. Снимок к очерку сделал фотокор «Правды» С. Струнников. А «Комсомольская правда» опубликовала о неизвестной героине репортаж С. Любимова. Все они по крупицам и по горячим следам собирали сведения о казненной, искали очевидцев. Сразу после газетных публикаций в райком комсомола зашел взволнованный парень, назвавшийся Александром Космодемьянским, и сказал, что на снимке - его сестра! На другой день явилась целая делегация из московской школы № 201, где, по утверждению ребят, училась эта девушка. Вскоре расследование установило ее имя - Зоя Космодемьянская, 18-летняя разведчица-диверсантка из воинской части № 9903 особого назначения. Часть базировалась в подмосковном Кунцеве и готовила группы для  диверсий в тылу врага. Зоя была бойцом части в ноябре 1941 г., в самое трудное для Москвы время, когда на карту во имя спасения Отечества было поставлено все. Она погибла, не дожив нескольких дней до 5 декабря - начала контрнаступления. Имя Зои - первой женщины-Героя Советского Союза в той войне - стало легендой, примером стойкости. С этим именем шли в бой. Брат Зои, воевавший танкистом, погиб в 1945 г. Погиб и П. Лидов, мечтавший написать после войны книгу о Зое. О ней потом хорошо написали другие - В. Успенский, например. Он был потрясен историей Зои, собирал материал о ней и о части № 9903. Перу писателя-фронтовика В. Успенского принадлежат многие военные повести.